Почему России не стоит копировать США в раздаче денег направо и налево.

 

Самоизоляция и замедление экономических процессов в России вызывает вопрос, что это значит для бизнеса и общества в целом? Меры по поддержке предпринимателей постоянно уточняются и увеличиваются, тому свидетельство — постановление Правительства РФ. Учтены девять отраслей, на которых в наибольшей мере сказывается негативный эффект коронавируса. О тонкой настройке программ поддержки компаний и населения говорилось также на совещании в начале апреля у президента России Владимира Путина.

Есть предложения некоторых экономистов поступить, «как в США»: то есть прибегнуть к политике «вертолетных денег». Сам термин возник при тогдашнем главе ФРС США Бене Бернанке, который говорил, что если не удастся разрешить последствия кризиса 2008-2009 для американской экономики, то можно «сесть на вертолет и начать разбрасывать доллары США». Аналогичный подход с рублем в России приведет к тому, что возникнет гиперинфляция, и вместо одного набора продуктов питания за 1 тыс. рублей человек купит в два раза меньше, обесценятся сбережения десятков млн людей как в банках (30,8 трлн рублей), так и в любой иной форме (6 трлн рублей на руках у населения). Сбережения в долларах США также не помогут: рост цен будет обгонять прирост курса американской валюты. В США такая политика не приводит к гиперинфляции, но лишь пока — как пишет экономист Питер Шифф, «печать денег — это равносильно инфляции. Вдобавок предложение товаров и услуг падает, а предложение денег растет, а это означает высокий риск гиперинфляции». И это — о США. В ситуации, когда дефицит бюджета США составляет 984 млрд долларов (4,7% ВВП, +26% за год), «раздача денег» в США это — прямая эмиссия. Выплаты же «американцам за то, что они не работают», как полагает известный предприниматель Роберт Кийосаки, «подрывают доверие к доллару США», в том числе и среди граждан США.

Конечно, в нынешней ситуации очень важно разъяснять это и в государственных СМИ. Ведь идея «вертолетных денег» очень привлекательна с популистской точки зрения. А вопросы экономики сейчас волнуют российское общество не меньше, чем ситуация вокруг коронавируса. Министр финансов Антон Силуанов заявил, что ««тучные времена» прошли сейчас», при этом у власти есть стресс-сценарии на самые разные варианты развития событий.

Экономика меняется, она все больше уходит в «цифру» и там останется. Бизнесу нужно более тщательно работать с издержками: себестоимость либо становится меньше при том качестве товаров, которое устраивает потребителя, либо придется с большой вероятностью закрывать свое предприятие и идти работать наемным сотрудником. Исследования настроений потребителей в Китае (здесь и здесь) показывают, что даже без нефтяного фактора экономической турбулентности 41% потребителей в Поднебесной намерены сильно ужаться в расходах, чтобы «подготовиться к будущим кризисам».

Нужно ли будет России обращаться за займами к МВФ, как она это делала в 90-е годы прошлого года? Уже как минимум 90 государств написали в фонд с просьбой о предоставлении кредитов. Но ведь выдача таких кредитов означает увеличение государственного долга, а также выполнение определенных рекомендаций при реализации внутренней и внешней экономической политики. Дефицит бюджета России, который может в текущем году составить не менее 2 трлн рублей (в прошлом году — был профицит в 2,1 трлн рублей), а также иные программы поддержки экономики получат поддержку из Фонда национального благосостояния, который из валютной переоценки даже по итогам марта вырос. В ситуации, когда президент США Дональд Трамп является в настоящее время самым заинтересованным в росте цены барреля нефти до 60 долларов, есть большая вероятность, что она может вырасти до ноября текущего года до этого уровня, а значит, может уменьшиться влияние нефтяного фактора.

comments powered by HyperComments
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...