Баффет, получив убыток, разочаровался полностью в акциях авиакомпаний. Маску не нужны наличные деньги. Космос даст «второе дыхание» инновациям.

Глобальное инвестиционное сообщество, а также и США гадают: как так получается, что апрель показал рекордный отскок ключевых индексов на крупнейшей в мире площадке по торговле ценными бумагами — Нью-Йоркской фондовой бирже? Ведь при этом с середины марта на учет в качестве безработных встали 30 млн американцев. Однако секрет прост: выборы президента США — уже в ноябре текущего года. Дональду Трампу нужны такие растущие показатели, и ради них он готов на многое: и скупать нефть, и вливать огромные деньги на Уолл-стрит. Результат: нефть 19,69 долларов за баррель WTI намного лучше, при том, что еще недавно наблюдались отрицательные показатели по фьючерсам в 40 долларов. Dow Jones вырос за апрель на 11,1%, а по сравнению с минимумом марта поднялся на 52,5%. S&P 500 прибавил за месяц 12,7%, а по сравнению с мартом — плюс 59%.

Но лучше всех чувствует себя показатель NASDAQ, отражающий стоимость акций высокотехнологичных компаний. После того как в середине февраля он был на историческом максимуме, он за пять недель потерял 30%, упав на дно 23 марта. Но с того времени он отыграл более половины падения — 68%. И это — неудивительно: меняющаяся в мире экономика показывает, кто в плюсе. За первый квартал выручка Google выросла на 13%, Facebook + 18%, Amazon +26%, Netflix +28%. Уход экономики онлайн — это уже не фигура речи, а реальность.

Последнее также подтверждает поведение известного Уоррена Баффета, управляющего инвестиционным фондом Berkshire Hathaway. Его фонд потерял 49,7 миллиардов долларов за первые три месяца. Видя, как меняется экономика, Баффет заявил, что фонд Berkshire Hathaway продал все акции авиакомпаний, которыми владел, причем это все связал с тем изменениями, которые происходят глобально из-за коронавируса. Очевидно, что люди не перестанут перемещаться на расстояния, но COVID-19 заставит человечество внедрять летающие инновационные технические устройства, которые способны перемещать людей очень небольшими группами на различные расстояния. Любопытно, что Баффет, высказав уверенность в возможности американской экономики восстановиться после COVID-19, также сказал, что Berkshire Hathaway не стала предоставлять финансовую поддержку компаниям, как фонд делал в течение финансового кризиса 2008 года,  так как «не видит что-либо привлекательное с инвестиционной точки зрения». Это утверждение Баффета — еще одно доказательство тезиса о том, что экономики «как раньше» уже не будет, и нет смысла оказывать финансовую поддержку тому бизнесу, который убыточен. COVID-19, получается, стал лишь фактором изменений в экономике, которые и так назрели.

А какая эта будет экономика? Об этом можно спросить Илона Маска. Он заявил, что «акции Tesla слишком дорого стоят», после чего они рухнули на 13%, потеряв 15 млрд долларов капитализации. Неизвестно, успел ли он сам их продать, но он четко заявил, что избавляется практически от всех материальных активов, и что ему не нужны даже наличные деньги. Но в чем «нематериальном» он будет держать свои 38,9 миллиарда долларов? Его взор устремлен на Луну и Марс, и он очень рад, что 30 апреля его компанию SpaceX НАСА выбрала организатором полетов на Луну, а далее — на Марс, что удобно, учитывая, что на Луне в шесть раз меньше сила притяжения, чем на Земле. Дональд Трамп также делает ставку на космос, и это — серьезная игра: многие инновации могут получить дополнительное «второе дыхание» за счет космической программы.

За инновациями — не просто будущее, а уже необходимое настоящее. Речь не идет уже даже о том, сколько денег «влить» в экономику и сравнивать это с другими странами. Учитывая то, что финансовые возможности России инвестировать во все сферы сейчас резко сократились, нужно определяться с приоритетами. После того, как нефть и газ все больше критически теряют вес в доходах страны, впору задуматься о том, чтобы выстроить концепцию цифровой супердержавы, о чем я писал еще до COVID-19. Президент России Владимир Путин поручил правительству до 25 мая разработать «общенациональный план восстановления экономики». Не думаю, что нужно возвращать экономику в состояние, «как прежде». Это просто невозможно: технологические изменения — серьезные, и нужно стимулировать инновационную структуру экономики. Да и сам Путин попросил учитывать «новую реальность»: «мир меняется, кризис, связанный с пандемией коронавируса, влияет на ключевые рынки, на систему кооперационных связей, компании, в том числе российские, ищут и быстро внедряют принципиально новые модели бизнеса, основанные на цифровых, других передовых решениях».

comments powered by HyperComments
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (9 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...