И стране в целом, и бизнесу нужно сейчас видеть новые возможности, использовать их и понимать: завтра, скорее всего, вновь придется искать новые решения.

Рыночная экономика замечательна тем, что если одни сферы показывают спад, то есть всегда то, что демонстрирует рост выручки и чистой прибыли. И, конечно, вывод из этого очевидный: лишь тот бизнес остается на плаву, чье руководство может не только быстро выйти на рынок со своим продуктом, но также и уйти из одной ниши, перейдя в другую. Успешный бизнес — это почти всегда история поиска рентабельных ниш и переключения между ними.

Большой рост демонстрирует производство мясных консервов (+47,2 апрель к апрелю 2019 года), макарон (+36,6%). Стало расти производство хлебобулочных изделий, молочной продукции. Повышение оборотов в этих сферах позитивно сказывается на всех смежных организациях, например, на тех, кто поставляет упаковку, осуществляет логистику. Наблюдается рост трат на продукты питания, конечно, как в абсолютном выражении (инфляцию никто не отменял), так и в относительном. Причем в последнем случае рекордный показатель (46% от всех расходов домохозяйств) все же связан, главным образом, не с инфляцией, как полагает «Ромир» («в первую очередь рост расходов на питание связан с ростом цен на продукты питания»), а с тем, что сумма расходов объективно сократилась из-за закрытия целого ряда предприятий розничной торговли, например, обуви и одежды.

То, что у россиян средства есть, показывает, например, то, что 38% готовы потенциально поехать на отдых за границу, и еще больший процент — отправиться в туристическую поездку внутри страны. Это говорит о том, что туристическая деятельность в той или иной мере имеет шансы начать восстанавливаться, если не в этом, то в следующем году. Но, скорее всего, в итоге значительная часть выручки будет формироваться за счет «онлайн-путешествий», в том числе с применением технологий виртуальной реальности.

Бизнес все больше движется в сторону инноваций, или иначе, все чаще, обречен на закрытие. И ситуация сейчас в экономике иная, чем в кризисном 2008 году: тогда акции Amazon, Microsoft, Apple, Google показали отрицательную доходность, инвесторы больше продавали их, чем покупали. А вот сейчас с начала года они показывают прирост на +32%, +17%, +9%, +5% соответственно. Ровно иная динамика — индикатор того, что принципиально иное изменение переживает сейчас мировая экономика. И все эти корпорации имеют сейчас внушительный запас денежных средств, чтобы продолжать свое развитие и далее.

Симптоматично, что миллиардер Уоррен Баффет еще раз привлек внимание: он значительно сократил свою долю в акционерном капитале одного из ведущих мировых инвестиционных банков — Goldman Sachs. Как ни крути, это говорит о том, что такой гигант, который пережил не один кризис, теперь у Баффета вызывает пессимизм. И он — понятен: традиционной банковской сфере «на пятки» наступают необанки, различные финансовые услуги, которые предоставляют на базе ряда технологий — искусственного интеллекта, блокчейна и токенизации.

Наконец, за последние семь дней стало понятно, как будет происходить выруливание российской бюджетной системы из турбулентности. Как заявил замминистра финансов Алексей Моисеев, «мы сейчас приступаем к масштабному наращиванию госрасходов с целью финансирования борьбы с кризисом, это приведет к значительному росту выпуска ОФЗ (облигаций федерального займа). Это будет масштабнейший рост эмиссии наших ценных бумаг». Действительно, при одном из самых низких уровней государственного долга к ВВП Россия (около 12%) может себе это позволить. Средства понадобятся: уровень социально-экономической поддержки в стране — высокий, и все средства ФНБ, в котором по текущему курсу доллара США находится чуть менее 9 трлн рублей, могут быть израсходованы потенциально до весны следующего года. И страна в целом, и бизнес в частности, учатся жить в новых условиях, когда нужно быть быстрым как в разработке, так и в принятии эффективных решений.

comments powered by HyperComments