В России заговорили о принятии регулирования сферы цифровых финансовых активов. А в США JP Morgan объяснил, что стоит делать Вашингтону.

Россия подходит к тому, чтобы определиться в отношении регулирования криптовалют. История — достаточно давняя. По итогам совещания у президента России Владимира Путина, которое состоялось 10 октября 2017 года, глава государства поручил определить в срок до 1 июля 2018 года в законодательстве «статус цифровых технологий, применяемых в финансовой сфере, и их понятий (в том числе таких, как «технология распределенных реестров», «цифровой аккредитив», «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт»), исходя из обязательности рубля в качестве единственного законного платёжного средства в России». Поручение не было исполнено в срок. Второе поручение Владимира Путина заключалось в том, чтобы в срок до 1 июля 2019 года обеспечить принятие законов, которые предусматривают «регулирование цифровых финансовых активов и привлечение финансовых ресурсов с использованием цифровых технологий». Это поручение не удалось исполнить в полной мере, но были приняты отдельные поправки в Гражданский кодекс РФ, а также закон об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге). К сожалению, оказалось невыполненным поручение тогдашнего премьер-министра Дмитрия Медведева, чтобы закон о цифровых финансовых активах (ЦФА) был принят до 1 ноября 2019 года.

Но, пожалуй, в текущем году, Россия определится с отношением к ЦФА. Появилась информация о предложении законодателей о наказании за незаконный оборот криптоактивов. Государство устанавливает правила, и это — логично. Разработка норм — это процесс, в котором работающие де-факто с ЦФА организации имеют возможность подготовить предложения, прислать их в Министерство экономического развития и в другие ведомства. Это — работа GR-менеджера, то есть специалиста по работе с органами государственной власти: объяснять позицию компании, отрасли. Кто этим занимается сейчас — последовательно, каждый день? Мне неизвестно.

Криптосфера нуждается в выработке высоких стандартов прозрачности своей деятельности. Если иностранная криптобиржа приходит в Россию, то у нее уровень раскрытия финансовой информации о себе должен быть не меньше, чем у тех компаний, которые работают на Уолл-стрит. Это значит, что должна быть регулярная публично доступная финансовая отчетность, к которой прикладывается заключение аудитора, желательно, со стороны одного из игроков «Большой четверки». Это — минимум, в плюс к готовности к полной идентификации всех клиентов. Но и это — не все. Когда я имел дело с GR-менеджментом целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП), мне стало понятно, насколько важно быть убедительным в том, что ЦБП является важной экономической отраслью, и в чем эта важность проявляется — в обеспечении занятости, в поступлениях в бюджет, в инвестициях и пр. Все это нужно объяснять со статистическими выкладками, использованием финансовых моделей и серьезного математического аппарата, чтобы быть убедительным. И это работало: можно было добиваться, например, снижения импортных пошлин на оборудование, нужное для ЦБП, но которое не производится в России. А учитывая непростой вопрос экологической составляющей работы ЦБП, эффективная, открытая и прозрачная работа GR-менеджмента является необходимым условием для ее устойчивой работы. То, что классические компании готовы использовать инструменты криптосферы, — это факт, но GR-менеджмент криптосферы — это, скорее всего, не их профиль, то есть эту работу за те организации, которые в основном связаны с этим направлением, никто не будет делать.

Регулирования криптосферы ждут многие. Напомним, что относительно недавно руководитель АО «Росгеологии» Сергей Горьков заявил, что «сейчас мы формируем совершенно новое направление — токенизацию активов, которая позволит, к примеру, дополнительно увеличивать инвестиции в геологоразведку. Это совсем новое направление» и отметил, что «ждем закон». Дмитрий Медведев, за неделю до перехода на работу в Совет Безопасности РФ, тогда отметил, что «то-то и оно. Тем не менее готовиться надо. Многие страны идут по этому пути. Просто нужно взвесить все за и против».

О том, что цифровые технологии существенным образом меняют жизнь человечества, зампред Совета Безопасности РФ заявил 21 мая. Но как их регулировать? 11 сентября 2019 года Дмитрий Медведев рассказал, почему это сделать не так просто, и что регуляторные площадки, в которых проходит обкатка применения инноваций, помогают это сделать. Но как бы то ни было, Россия подходит к тому, чтобы создать хотя бы рамочное законодательство в отношении ЦФА. В США, в банке JP Morgan, самом главном кредиторе американской экономики, полагают, что криптовалюты могут лишить доллар США статуса мировой резервной валюты, а также обесценить возможности Вашингтона по использованию санкций в отношении других стран. Как вариант, предлагается, чтобы власти США запустили свой цифровой доллар и контролировали его обращение. Идет непростое обсуждение регулирования криптосферы и в США, и в России, и за этим стоит внимательно наблюдать.