Экономика России выходит из последствий пандемии коронавируса лучше, чем европейская и американская, а тем временем в Вашингтоне вынесли приговор доллару США.

Как и ожидалось, последствия замедления экономических процессов в России будут, скорее всего, ощутимы в течение остатка текущего года. Однако эффект не менее 5 трлн рублей поддержки населения и компаний будет положительный. Программа восстановления экономики РФ все еще уточняется, а 19 июня состоится  ее очередное обсуждение. В результате принимаемых мер ожидается, что до конца 2021 года удастся выйти на устойчивый рост реальных доходов населения, держать уровень безработицы не выше 5%, а также обеспечить рост ВВП не менее 2,5% в год.

То, что такие результаты по силам российской экономике — нет сомнений. В начале года, когда 15 января президент РФ Владимир Путин озвучивал Послание Федеральному собранию, страна находилась в отличной финансовой и экономической форме. 5 февраля Путин, обращаясь к новому кабмину, подчеркнул, что «такого объема денег для достижения целей национального развития на в ближайшие годы, ближайшие десятилетия, быть может, не удастся сконцентрировать». Действительно, правительство Дмитрия Медведева смогло обеспечить профицит консолидированного бюджета в 2,1 трлн рублей, Фонд национального благосостояния (ФНБ) на уровне 125,56 млрд долларов, по данным на 1 января 2020 года. Международные резервы ЦБ РФ достигли уровня 554,359 млрд долларов, причем по свежим данным на 5 июня этот показатель вырос, до 565,2 млрд долларов. Последняя же имеющаяся информация (на 1 мая) о ФНБ свидетельствует о том, что он также увеличился, до 168,35 млрд долларов. Часть средств как раз пригодится для покрытия дефицита бюджета, который по итогам текущего года весьма вероятен.

Критики правительства Медведева ставили ему в упрек слабую динамику реальных доходов населения. Однако из заложенных в экономической стратегии программ они выходили в плюс в IV квартале 2019 года, и в итоге накопленные резервы обеспечили по итогам I квартала 2020 году, уже при правительстве Михаила Мишустина, заметный рост этого показателя. Так, за январь-март текущего года средняя месячная зарплата в России составила 48,3 тыс. руб, увеличившись в годовой динамике на 10%. То есть, с учетом инфляции это — не менее 6% роста реальной средней зарплаты за этот период. Конечно, пандемия коронавируса накладывает определенные корректировки на меры правительства Михаила Мишустина, однако их социальная направленность остается приоритетом, что и привело к разработке дополнительных инструментов поддержки населения в сложившейся экономической ситуации.

Россия, как и предсказывает Всемирный банк, в целом демонстрирует лучшую динамику экономики, чем ЕС и США. Ситуация в американской экономике выглядит действительно не очень хорошей. Рост на фондовых рынках США захлебнулся, индекс S&P 500, едва вынырнув в плюс по показателю доходности YTD в начале недели опять ушел в негативную плоскость, минус 5,08% по отношению к началу года. Это — удручающая новость для Дональда Трампа, которому для победы на американских президентских выборах нужна позитивная динамика на Уолл-стрит. Падение наблюдается несмотря на то, что ФРС США продолжает вливать ежемесячно по 120 млрд долларов. ФРС США продолжает эмиссию дополнительных долларов и намерена держать базовую процентную ставку около нуля (сейчас она находится в пределах от 0 до 0,25%) как минимум до конца 2022 года. Джером Пауэлл, глава ФРС США, заявил, что только в 2022 году американская экономика может вернуться к докризисным параметрам. Он также отметил, что «глубина падения экономики США настолько большая, что мы находимся в состоянии неопределенности, что будет завтра».

Старший аналитик центра Института Джексона по глобальным вопросам, Стивен Роуч, полагает, что сейчас не стоит вопрос, потеряет ли свою роль доллар США в мире или нет, а важно понять, когда это случится. По его оценкам, уже в следующем году девальвация американской валюты достигнет 35%, и что «эпоха «экстраординарных выгод» доллара как главной мировой резервной валюты заканчивается». Конечно, такой сценарий продолжает казаться некой фантастикой, и в него очень трудно поверить, однако в любом случае инвестиционные фонды должны принимать риск такого развития, который хоть и составляет небольшую величину, но все же точно отличен от нуля.

comments powered by HyperComments